(c) М. Каганова

ВСЛЕД ЗА ЛЕТУЧИМ ГОЛЛАНДЦЕМ

Посвящается всем любителям велосипедов.

Гаага

Колесо тяжело провернулось, послышался шелест, хруст песчинок, проржавевшая цепь поползла следом за толстой подошвой ботинка, все быстрее и быстрее, радужно засверкали спицы, и высокий человек в темном комбинезоне, поправив за спиной рюкзак, сильно оттолкнулся ногой и бухнулся на седло. Второй уже сидел на велосипеде, упираясь в какую-то кочку, и, положив руки на руль, задумчиво смотрел на плоское утреннее солнце.

- Послезавтра будем в Амстердаме - проговорил он, распрямляясь.

- Будем. - сонно подтвердил первый. - Стартовали.

Москва. Шуршащие часы.

Звук этих часов не был похож ни на какой другой звук. Они вообще не были похожи на часы, скорее на кривоватый магнитофон, коим и являлись. Нет, створки окошек не падали с воображаемым грохотом, как в «Дне Сурка», а дело происходило так: с равномерным шуршанием цифры перетекли наследующее время, часы еще поурчали и замолкли на целую минуту. Так бы они и молчали, но тут заиграл магнитофон, и Хозяин Шуршащих Часов проснулся, соображая на какое время утра он ставил будильник. Имя героя лучше объяснить сразу, чтобы потом не возникло недоразумений: сначала его звали Толик, затем переделали в Тролик, и наконец стали называть на английский манер Тролли, а иногда просто сокращенно Троль. Кассета продолжала радостно поигрывать, спящий на диване протирал глаза, зевал и принюхивался. Пахло вчерашними благовониями, поэтому воздух в комнате был какой-то благодушный. Аромат растворялся внутри, знакомая композиция убаюкивала, и так бы прошло еще неизвестно сколько времени, но слово, ворвавшееся в сонную голову, заставило вскочить и окончательно проснуться. Амстердам! Сегодня меня ждет Амстердам!

Нет, не сегодня, конечно, - остановил он себя, - Завтра. Или послезавтра. Целых двадцать лет я не видел Амстердама. Подумать только, как много я не видел за эти двадцать лет! Ну что, в школе учился, в институте учился, а Амстердам стоял себе, поблескивал своими каналами, тикал башенками и знать обо мне не знал!

Спа-ать не вре-ее-мя! - пропел он сам себе, пытаясь попасть в вырывающуюся из часов мелодию.

Тролли слез с кровати и начал стремительно собираться. Подбирая по всей комнате вещи и засовывая их в рюкзак, он несколько раз безуспешно пытался взглянуть на руку, и каждый раз вспоминал, что часы сломались два дня назад. «Как не стыдно часам так часто ломаться? - возмущенно подумал он. - Вон эти, мастодонты, шуршат себе, попробуйте у меня только!» Одобрительный взгляд упал на часы, из которых лилась музыка, и пришла следующая мысль: а не взять ли этот сундучок с собой? В конце концов, место он займет не так уж много, заодно и магнитофон в дороге послушаем. И вообще, это мой талисман! Решившись, Тролли схватил часы, набрал еще кассет и засунул все это в центр рюкзака, между тряпками. Оглядев туго напиханный рюкзак, он последний раз протер заспанные глаза и отправился завтракать.

Голландия

Поезд шел мимо аккуратно постриженных полей, по краям которых торчали зачесанные на пробор деревца, деревца сменялись каналами и речушками, где-то вдалеке виднелись холмики. Тролли завороженно смотрел в окно. Симпатичные холмики. Странные холмики. Да это же мельницы! Ну, конечно, мельницы. Знаменитые голландские мельницы до сих пор живы! Никто никогда не бросался на них с копьем и прочие безумства их не касались. Стояли, хлопали лопастями на ветру, дышали свежим воздухом голландских полей, а теперь завораживают туристов. Здорово, - думал Тролли, разглядывая далекие вертушки.

В Амстердам поезд прибыл рано утром. Настолько рано, что сразу чувствовался непривычно прохладный воздух, тишина, близость воды и почти полное отсутствие людей на улицах. Тролли двинулся от вокзала в сторону центра. Тротуары пустовали, только по краям громоздились велосипеды. Их шеренги тянулись вдоль всей улицы с обеих сторон. Велосипеды привалились к стенам домов и бортику канала и создавали у прохожего впечатление прикорнувших живых существ. Если бы Тролли тогда хоть чуть-чуть понимал, в чем дело, он бы интересовался куда больше велосипедами, чем цветными покосившимися домиками, и хоть немного смотрел бы вниз, на тротуар. Но он не смотрел. И поэтому даже не заметил, когда именно на утренней улице стали появляться велосипедисты. Они выныривали один за другим, вынуждая освобождать дорожку и непринужденно катились вперед.

Постепенно улица ожила. Тролли, озираясь, оступился, чуть не упав, и отойдя на шаг к дому, вздрогнул, потому что от стены, где только что стояла парочка проржавевших зеленоватых велосипедов, отделились две обросшие суровые фигуры в потертых комбинезонах и с рюкзаками и укатили вдаль на тех самых зеленоватых велосипедах. Тролли застыл и несколько минут разглядывал стену, потом пожал плечами и пошел дальше, осторожно оборачиваясь. Но больше ничего не происходило.

Где-то близко должен быть обещанный музей мореходства, сказал себе Троль и быстрым шагом направился к указанному в путеводителе месту. Корабль был виден издалека, и по мере того как он увеличивался, зрелище становилось все более впечатляющим. Когда роскошная корма поднялась во весь рост, Троль восхищенно перевел дух. «Flying Dutchman» - название выплыло откуда-то из глубин золотого пассивного запаса английской спецшколы, и Тролли даже не заметил, что произнес его вслух. Старичок, который стоял рядом, задумчиво опираясь на перила, живо обернулся.

- Летучий голландец? - переспросил он по-английски с заметным акцентом. - Нет, это не он, - сообщил он совершенно серьезно.- Этот построен гораздо позже.

- А... Простите, а когда был построен летучий голландец? - удивленно спросил Тролли, не давая старичку снова привалиться к перилам и впасть в задумчивость.

- Летучий голландец... - мечтательно произнес старичок. Разве не слышал легенду? Здесь всегда рассказывают ее туристам. Сам-то откуда?

- Из России.

- Из России? Это даже к лучшему, - почему-то обрадовался старичок. Там, наверное, еще не успели переделать легенду о голландце так, как ее переделывают во всем мире, - пояснил он. - А вы не могли бы рассказать мне ее? - вежливо спросил страшно заинтригованный Тролли. - С удовольствием, - откликнулся старичок. Похоже, он скучал здесь и ждал момента поговорить. - А то ведь эти экскурсоводы вечно все переврут.

Легенда

Это случилось несколько столетий назад: в то время голландские мореплаватели научились уходить к отдаленным землям и отлично строили корабли. Один из таких кораблей был построен на верфи Амстердама и предназначался для устрашения испанцев. Рассказывали, что это был необыкновенно красивый корабль, оснащенный высокими мачтами, рядами узорчатых пушек по обеим бокам, на носу его красовалась фигура, а на корме был вырезаны гербы объединившихся городов. Да... Впоследствии моряки молились, чтобы никогда не увидеть эту красоту. Однако неправда, что его появление влечет за собой беду - так придумали, чтобы не нашлось желающих взглянуть на живую легенду. Капитан корабля был непростой человек. Из-за всего случившегося историки скрыли его имя, придумывая разные версии легенды.

Известно лишь, что он был одним из потомков принцев дома Нассау. Всю свою жизнь он связывал с флотом и... с некой прекрасной особой, в жилах которой тоже текла королевская кровь. Даму его сердца звали Анной, и это исторический факт. Видимо, отец подыскал Анне богатого жениха за пределами Нидерландов, потому что ее корабль направлялся в сторону то ли Испании, то ли Португалии, а возможно и к колониям. Говорили, что Анна успела написать своему возлюбленному письмо с просьбой о помощи, но так или иначе, судьба распорядилась по-своему: корабль Анны захватили испанцы, и магистрат Амстердама дал разрешение на погоню.

Тут-то все и случилось. Капитан торопился, но с начала путешествия эскадру сопровождали такие шторма, каких давно не было в Европе, и по предсказаниям опытных моряков, ветер должен был смениться не скоро. Капитан не захотел ждать и недели. Когда два сопровождающих корабля раз- вернулись, он заявил, что пойдет дальше один, без команды. Способ, который капитан избрал, был невозможен. Вы, наверное, знаете, что голландцы всегда умели превращаться. «Искусство волшебного ночлега» - кажется, так это называлось в старину. Сейчас молодежь засыпает велосипедами, а просыпается велосипедистами. Раньше не было велосипедов, и путники, у которых не было крыши над головой, превращались на ночь в ветряные мельницы, телеги и другие вещи. Сложно было превратиться, например, в дом. В небольшую мельницу - возможно, но далеко не все решались на это. Некоторые умели превращаться в лодки. Но корабль... Об этом было страшно подумать.

Неизвестно, как капитану удалось настоять на своем. Рассказывали, он совершенно обезумел, справиться с ним было невозможно. Он высадил всю команду, и когда сгустились сумерки, исчез, став своим кораблем. Но сил, чтобы проснуться, у него не осталось. Поскольку корабль стал ночным фантомом, он сохранился навеки. Так гласит легенда, которую голландцы рассказывают детям уже много веков.

Но для чужеземцев существовали другие легенды. В Голландии боялись, что искусством превращения овладеют в других странах, и потому распускали слух, будто корабль-призрак несет беду морякам, и его капитан вступил в сговор с самим дьяволом. Имя корабля и капитана скрыли, а члены его экипажа рассказывали небылицы о старом морском волке Флокенберге, проигравшем свою судьбу в карты. Прошло еще сто лет, и путешественники стали верить в то, что корабль вообще можно увидеть только у мыса Доброй Надежды, а все случившееся связывали с именем капитана Вандердеккена. Итак, корабль Флокенберга посылали в северные моря, а Вандердеккена - в южные. Чем противоречивее версии, тем меньше истины - так думали те, кто помнил легенду. Только спустя много-много лет голландцы поняли, что за пределами их страны превращения невозможны, и колдовство недоступно иностранцам. Превращения и сама легенда давно перестали быть секретом.

Конец рассказа Тролли дослушал в полном остолбенении. Смолкнув, старичок хитро посмотрел на туриста, гордый произведенным эффектом. Кстати, зря. Не на каждого подобный рассказ произвел бы впечатление. И Тролли не поверил бы не единому слову красивой сказки, если бы не те двое на зеленых велосипедах. Глядя на довольного старикана, Тролли пытался выдернуть первый из связки возникших вопросов, и наконец глупо спросил:

- Так что, действительно можно превратиться на ночь в велосипед?

- Угм, - утвердительно уркнул старичок. - Пока ты на нашей земле, - добавил он торжественно, - ты можешь стать велосипедом, но он должен быть рядом и он должен быть твоим. В украденное и чужое превратиться нельзя.

- У меня нет велосипеда, - растерянно ответил Троль.

- У т е б я н е т в е л о с и п е д а ?.. - изумлению старичка не было предела. - Ну можешь попробовать вон в рюкзак превратиться, - быстро сориентировался он. - Если получится. Только рюкзак спереть могут за ночь. Когда проснешься, будешь в другом месте.

- А как же велосипед... Если колесо отвинтят?

- Бывает, - удовлетворенно буркнул старичок, облокачиваясь на перила, - просыпается человек с велосипедом без колеса. Нет, на человека-то не влияет.

- В украденное и чужое... А мельница? Или дом? Если путник...

- Мельница. Мельницу не утащишь. Прислоняйся да и спи. Они проговорили со старичком до позднего вечера. Тот даже приглашал к себе домой попить чаю, но Тролли решил отправиться в отель. Старичок пожелал удачи и ушел. Тролли не пошел в гостиницу - всю ночь он бродил по городу, присматриваясь к велосипедистам и утром сел на тротуаре, ожидая общего пробуждения. Когда он проснулся, велосипедистов вокруг было полным-полно.

Возвращение

Целую неделю Троль слонялся по городу и окрестностям, выезжал посмотреть на мельницы и просто погулять на природе, но туристические впечатления уже не радовали его. Под конец недели он загрустил. Процесс превращения увидеть не удавалось, но Тролли постоянно ощущал чье-то волшебное присутствие. В Амстердаме он подолгу смотрел на проезжавших велосипедистов, пытаясь отыскать тех двоих зеленых, но они больше не появились. Старичка он тоже не встречал и жалел, что не пошел тогда пить чай. Грусть охватывала его как-то постепенно, как только он в очередной раз понимал, что Голландия никогда не станет для него домом, и все легенды, все магические свойства этой земли и народа будут существовать разве только в его памяти. Почему-то захотелось домой. Почему-то стало казаться, что он ищет сказку не там, где ее надо искать.

«Ведь и меня давно ждут в Москве», - мелькнула мысль во время очередной прогулки по городу. Амстердам стал неинтересен, пригороды и мельницы тоже. Первоначальное желание ехать обратно автостопом отпало само собой. В голове плясали безумные мысли: «А если простой турист, не владеющий волшебством голландцев, мечтает как можно скорее приехать к своей любимой? Что он должен сделать - превратиться в поезд? Навсегда остаться грохочущей железной машиной, колесить по Европе и прятать пассажиров? И о тебе сложат легенду... Хотя ведь никто не узнает. Нет, не сложат легенду. Может, заколдованный поезд уже и существует. И появляется на станциях ночью, проезжает не останавливаясь с закрытыми окнами, в которых горит свет... Появляется только в особенных случаях... Или самолет. Это даже привольнее,» - в это время Тролли направлялся с рюкзаком на вокзал и, увлекшись своими размышлениями, совершенно автоматически купил билет почему-то до ближайшей станции с незнакомым названием, нашел поезд, прошел в вагон, где люди уже устраивались на ночь, готовясь к дальнему пути, сел у окна.

«Заколдованный поезд, заколдованные вещи. Где теперь разобраться? Может, и этот лес, который сейчас поплыл за окном - тоже заколдованный. В украденное и чужое превратиться нельзя. В украденное и чужое. Мельницу не утащишь, поезд тоже. Но превратиться в них нельзя, не хватит сил. Если бы велосипед...» - Тут он заметил на пробегающей равнине две фигурки, мерно перебирающие педали своих велосипедов, и хотя за окном стемнело, Тролли видел сквозь сумерки потертые комбинезоны и яркие рюкзаки. Он узнал их. И в этот момент зашуршали в рюкзаке часы, неожиданно включился магнитофон, и Тролли все вспомнил. Он вспомнил, что у него есть БОЛЬШИЕ ШУРШАЩИЕ ЧАСЫ. Которые вместе с ним очень давно, и ему никогда не понадобится никакой велосипед. И никакой контролер.

Он пробрался в пустое купе, закинул часы на самую верхнюю полку, залез туда сам, обхватил часы и заснул. Ему снилась Голландия, башенки и часы, часы, часы. Ближайшая станция с незнакомым названием осталась далеко позади. Контролеры прошли пару раз мимо купе, никто не замечал большие часы, отодвинутые в дальний угол самой высокой полки. Поезд пересек границу Нидерландов.

24 июня 1999.